Пока без коментариев

Норвежская пресса о нас

Русские таинства в Флориде

Запах ладана встечает уже при входе в храм. В глубине часовни Св.Суннивы стоит отец Дмитрий и взмахивает кадилом. Дым возносится вверх вместе с напевными молитвами, которые он произносит по-русски. Время — пятнадцать минут одиннадцатого и служба уже началась. Четыре женщины в платках стоят между рядами скамеек и составляют все собрание на этой воскресной литургии. Но придет больше. Следующие два часа длинного богослужения двери храма снова и снова открываются и в храм заходят маленькие группы прихожан. Крестятся и ищут места между рядами скамеек или в середине прохода. И тоже стоят. Русские предрочитают стоять в храме, в то время как норвежские храмы предполагают сидение.

Здесь нет никакого общего пения псалмов, ни проповедей. Только постоянная молитва, чтение текстов и чередующееся пение прихода и священника, между отцом Дмитрием, церковным чтецом Алексеем Сютиным и двумя женщинами в первом ряду. Одна из них — его жена, которая беременна. Семейная пара Останиных приехала из Киева два года назад, чтобы отец Дмитрий стал постоянным священником в молодом приходе в Бергене. «Скоро у нас родится бергенец», — говорит Дмитрий, явно гордясь этим. 

Останин — священник для всех русских Запада Норвегии, а также Будо и Му и Рана. Когда мы встретились с ним, он как раз побывал в Måløy и через несколько дней должен был ехать на остров Стурд крестить ребенка. Кроме того, совсем недавно он побывал в Ålesund с Fanamannskor (мужской хор, в котором поет отец Дмитрий) с русской духовной программой. 

Богоявленский приход образован в 2004 году. Согласно последней официальной статистике, в приходе было 166 членов и добавился еще 31 человек, что делает русский православный приход одним из самых быстро растущих в городе. «Теперь нас 200»,- говорит довольно отец Дмитрий.

Среди постоянных прихожан Елена Корнелиуссен, которая приехала в Бернен в 2007 году и замужем за норвежцем.

— Когда я жила в Москве, я, собственно, не была очень церковным человеком. Но когда я прибыла сюда, я начала жить более стабильно церковной жизнью. Я хожу в храм каждое воскресение и причащаюсь. Здесь вокруг меня собрание людей, которые разделяют со мной то, что ценно для меня.  Это так здорово!

— А что с твоим норвежским мужем? Он ходит с тобой в храм?

— Он, как и большинство норвежцев, не очень религиозен.

Вплоть до прошлого года были русские гостями в Mariakirken. Сейчас приход получил в пользование часовню у госпиталя  Флорида, которая принадлежит городскому приходу Католической Церкви. Голое церковное помещение  украшено на русский манер иконами, хоругвями и зажженными свечами. «Очень дорого обустроить русский православный храм, только одна икона стоит 2000 евро», — извиняется отец Дмитрий и указывает на ряд икон, которые украшают иконостас в храме.

Приход получает государственную дотацию на каждго члена, но также зависит и от пожертвований.

Дмитрий Останин мечтает о собственном русском православном храме.

— В Ставангере румынский приход получил землю от коммунны, может быть такое может случится и в Бергене?

Литургия в это воскресенье важнее, чем обычно. Сегодня окончание пасхальных торжеств и этот день отмечается небольшим крестным ходом.

Двое мужчин из прихода, одетые в церковные одежды, каждый с красно-золотой хоруговью в руках, возглавляют процессию.

Вдоль храма и вокруг, вниз, против воскресного потока автомобилей. Священник окропляет каждого святой водой, в том числе и меня, а мимо проносятся автомобили. «Христос Воскресе, Воистину Воскресе» — звучит благословение, которое идет вместе с водой.

Я услышала его по-норвежски: «Kristus er oppstanden, han er sannelig oppstanden».

Вода мокрая и, очень вероятно, из Svartediket.  

 

Оставить комментарий